Белое море и поморы...

Белое море и поморы...

"Кто по морю Студёному не бегал, тот Богу не молился..." Так говаривали поморы...

Сегодня всем известно как называется наше самое северное внутреннее студёное море – это море Белое.
Меньше знают о названии «Гандвик», и уж тем, более никто не слышал о таком названии как «Дышащее» или «Домашнее» море.
И так обо всём по порядку...

Как появились названия моря

С IX века началось проникновение славян из Ладоги и Новгорода, а затем и с «низовских» русских земель на Европейский Север.
Первые русские землепроходцы, пришедшие к берегам Белого моря, были изумлены природным явлением – «дыханием океана» - системой морских приливов и отливов. Поэтому они называли студёное Белое море «Дышащим».

Отлив на Белом мореОтлив на Белом море

Другое название самого северного внутреннего моря – «Гандвик».
Не вызывает сомнения скандинавское происхождение этого топонима. Вторая часть этого названия «вик» - производное от норвежского слова «залив». А вот первую часть слова учёные в том числе скандинавы толкуют по разному, одни как «залив чудовищ», другие «волчий залив», третьи «колдовской залив». Такое странное название было дано норвежцами Белому морю, где находилась сказочная страна Биармия. Однако оно постепенно вытеснялось русскими по мере того, «как торговля в Белом море ускользала из рук норманнов». К концу XVII века скандинавское название Белого моря навсегда исчезло с морских карт и лоций, оставшись в памяти поморов, их былинах и сказаниях. Викинги в лице норманнов или как их здесь тогда называли «мурманы» не ограничивались плаванием в Белом море, но и заплывали в Северную Двину, с продвижением к тому месту, где сейчас находится город Холмогоры для торгу и грабежа соответственно. Северную Двину викинги называли «ВИНА». От тех древних походов викингов по Северной Двине осталось до сих пор название одного из рукавов в дельте Северной Двины - это Мурманский.  

Дельта Северной ДвиныДельта Северной Двины

А вот Белым студёное море назвали англичане.
Одним из первых высказал своё суждение о происхождении названия «Белое море» архангельский именитый гражданин, член-корреспондент Санкт-Петербургской императорской академии наук Александр Иванович Фомин (1733-1804 годы жизни). В своей книге «Описание Белого моря с его берегами и островами» он пишет: Наше северное Белое море, может быть, названо так англичанами, первыми из иностранцев в начале лета 1553 года его посетителями (речь о Ричарде Чанселлоре и его корабле «Эдуард Благое предприятие», что встал на якорь 24 августа 1553 года напротив старинного села Нёнокса), увидевшими все его берега обелённые снегом». Эта гипотеза представляется вполне вероятной.

Знания поморов…

Специфика жизни славян в условиях арктического Севера формировала особый тип населения, в том числе группу этноса – поморов, заселивших берега Белого и Баренцова морей. Поморы были искусными мореходами. Жизнь в постоянной борьбе с морской стихией в условиях Арктики научила их тому, как много значит передача бесценного морского опыта. Они начали вести записи, описывать приметы и опасные места на море, убежища от грозной волны, от ветров и подходы к ним. Из поколения в поколение поморы пополняли и уточняли эти записи. «Так складывалась «Книга мореходная» - путеводитель, справочник и надежда поморов в тяжёлые часы его дальнего плавания на многотрудных путях-дорогах», - отмечает почётный гражданин Архангельска Ксения Петровна Гемп.
А вот что пишет о поморских рукописных картах архангельский летописец Василий Васильевич Крестинин« … кормщики не пренебрегают иметь у себя собственные карты морей, печатные иностранные, рукописные российские. К последним принадлежат известные карты Белого моря и морских берегов Кольской и Мезенской округи»

Карта Белого моряКарта Белого моря

Народная поморская лоция, сохранившаяся в редакции XVIII века, более точна, чем голландские и английские навигационные руководства XVII-XVIII веков. Она содержала не только указания глубин и расстояний между пунктами с их описанием, но и компасные румбы, соответствующие морской терминологии. Существование беломорской лоции и её качество свидетельствовали о высокой степени развития северных промыслов и мореплавания.
С каждым годом число судов, выходящих в Белое море на рыбные и зверобойные промыслы, увеличивалось. Расширялись районы плаваний поморских судов, что способствовало развитию особой отрасли морской культуры поморов – обеспечению безопасности кораблевождения. Для этой цели на приметных с моря местах, особенно у входов в бухты и проливы, поморы ставили гурии (груды камней в виде пирамиды), а также кресты, сооружаемые из дерева – плавника. Вот что пишет о поморских крестах историк Беломорья Александр Иванович Фомин: «Беломорские жители имеют древнее обыкновение везде на морских берегах и в становищах, где им должно стоять случится, ставить деревянные брусовые кресты, с подписанием, ежели случится в них грамотной, времени того приключения. Таким образом, на многих местах множество видно крестов кои иностранные почитают за диво, но наши за благочестие. Ибо простота их, вместо святости невещественнаго креста, т.е. терпения Христианского, находит в вещественном изображении силу, прогоняющую демонские приближения».

Кресты в культуре поморов…

Голландские мореплаватели назвали остров Сосновец Крестовым островом, по-видимому, из-за обилия на нём поморских крестов. Острова у северного побережья Новой Земли по этой же причине также были названы участниками экспедиции Виллем_Баренц Крестовыми, при этом было утрачено древнее поморское название Становые острова, свидетельствовавшие о том, что на них издавна находились станы промышленников. Информация- (Попов С.В. Архангельский полярный мемориал. – Архангельск 1985.- С.14-15.)

Поморские крестыПоморские кресты

Кресты как опознавательные знаки имели ещё одну замечательную особенность. Поскольку они были ориентированы строго на восток, их перекладина всегда и везде устанавливалась в направлении меридиана «от ночи на летник», то есть с севера на юг. Таким образом, беломорские рыбаки и промышленники, увидев на берегу крест, не только опознавали место, но одновременно могли и уточнить направление.
В «Книге Мореходной с означением мест сколько от одного до другого» (лоция О.А.Двинина) кресты на 48 страницах рукописи упоминались 18 раз.
«Навести позади правой волоки на Вербокурской стороны куст на избу и так прямо ити и приняще к правому наволоку ко крестам и против крестов сажень с пять, и воротица влево ити в полводы».
Роль креста как створного знака в этом описании очевидна.
Кресты также обозначали места традиционных стоянок, они как бы освящали жильё поморов. Ставили северные мореходы кресты и в ожидании попутного ветра: «Поставишь крест – подует нужный ветер», так говаривали поморы.
К этим знакам примыкали кресты, сооружавшие по возвращении с промыслов: Где с моря вынемся, - там крест ставили, как благодарение». Нередко кресты ставились как «поминальные», как память о тех, кто погиб на морских промыслах.

Переходите по ссылке, узнайте больше и подписывайтесь на канал Записки Землян: https://zen.me/1UNb09

Нет комментариев

Оставить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение